Изобретатель джинсов Ливай (Леви) Страусс
Ливай Страусс - изобретатель джинсов
Поиск по сайту
Каталог сайтов ucoz

Воскресенье, 11-12-2016, 04.06.22
Изобретатель джинсов - Ливай (Леви) Страусс
Открытие золота в Калифорнии

1848 год в истории Европы отмечен целой цепью революций. В Америке в этом же году произошло другое событие. Более мирное, но не менее революционное. В северной Калифорнии было найдено золото. Это случилось в январе, меньше чем через год после прибытия семейства Страуссов в США.

Северная часть Калифорнии перешла к Соединенным Штатам в 1847 году, после Американо-Мексиканской войны (1846 – 1848). По окончании военных действий была провозглашена независимая Калифорнийская республика. Республика просуществовала считанные дни. Американские военные моряки высадились в заливе Сан-Франциско, и коммодор Военно-Морского флота Джон Б. Монтгомери объявил, что эта территория принадлежит США. В 1850 году Калифорния стала 31 штатом США.

У каждого американского штата есть вполне официальное прозвище. У штата Кентукки – «Штат мятлика» (стр. 16), помните? А Калифорнию называют «Золотой штат» 

Золотая будущность этой земле, кажется, была напророчена самим ее названием. Одна из версий возникновения топонима «Калифорния» – ссылка на испанский рыцарский роман об острове, где живут черные женщины-амазонки. Остров-государство называется  Калифорнией, поскольку правит им королева Калифа. Золота на острове – немереное количество. Поэтому воинственные красавицы не только украшены драгоценным металлом с ног до головы. Все их оружие тоже золотое.


В это, пожалуй, даже самый легковерный идальго не поверил бы. Всем известно, что из мягкого золота не сделаешь ни оружие, ни инструменты. С древних времен для этого использовалась сначала твердая бронза, а потом – железо и сталь. Зато блестящие золотые украшения стали символом социального статуса и богатства уже во времена Древнего Египта. Отсюда технология обработки золота распространилась по всему восточному Средиземноморью. Именно здесь золото стало всеобщим эквивалентом ценности и начало применяться при обмене товаров. Монеты, как средства платежа, в частности, золотые монеты были придуманы в государстве Лидия в Малой Азии. Тогда же золото становится символом могущества.

Македонский царь Филипп, отец великого Александра, любил говорить, что любые крепости падут перед ослом, груженым золотом. Его сын в результате грандиозной военной компании захватил золотые запасы Персии и стал, по-видимому, самым богатым человеком своего времени.

К сожалению, став символом богатства, золото стало также и главной причиной раздоров и войн. Например, в Европе к началу Средних веков практически не осталось золотых месторождений. Поэтому здесь развился товарообмен на основе серебряной монеты. Недосягаемое же золото манило европейских авантюристов и европейских государей то в крестовые походы на Ближний Восток, то в далекую Индию, то, наконец, в Америку. Золото, которое испанские конкистадоры  в 16-м веке нашли в Америке и стали привозить в Европу, привело к инфляции серебра и разрушило европейский рынок. Вследствие этого в Европе вспыхнула кровавая Тридцатилетняя война (1618—1648). Эта катастрофа привела к тому, что экономисты и политики твердо поняли: золото – не самоценно, золото – всего-навсего эквивалент стоимости всех произведенных обществом товаров. Кровь экономики.

Хорошая метафора! И уж если продолжать ее, следует сказать, что растущей экономике все время требуются вливания новой крови. В 18-м – 19-м веках, в годы промышленной революции, такое вливание происходило всякий раз, когда в мире обнаруживались новые месторождения золота. И, как  всякое переливание крови, оно не проходило безболезненно. Так что процессы, сопровождавшие освоение новых золотых месторождений были названы «золотой лихорадкой» довольно метко.

С чего же началась «золотая лихорадка» в Калифорнии? Может быть,  с прибытия в Америку Джона Саттера (John Augustus Sutter) (1803 – 1880)?

Саттер был уроженцем Германии. Изначальный, немецкий, вариант его имени и фамилии – Иоганн Зуттер. Он служил в швейцарской армии. Швейцария – страна маленькая, но армия у нее очень боевая. И то, что в этой армии Зуттер дослужился до звания капитана артиллерии, характеризует его, как человека смелого и решительного. Даже, наверное, слишком решительного. Потому что, уволившись из армии и начав заниматься бизнесом, он наделал массу долгов, от которых в 1834 году бежал. Сначала Зуттер надеялся спрятаться во Франции, но, поняв, что от Парижа не так уж и далеко до швейцарской тюрьмы, достал где-то денег и сел в Гавре на пароход, отправляющийся в Америку. 14 июля 1834 года, Иоганн Зуттер ступил на американскую землю и превратился в Джона Саттера. До открытия золота в Калифорнии оставалось тринадцать с половиной лет. До самой Калифорнии было четыре тысячи миль.

Путь Джона Саттера по североамериканскому континенту от побережья до побережья был извилист. Вот уж точно: «И носило меня, как осенний листок»! В 1836 году с 35 немецкими эмигрантами он обосновался в штате Нью-Мехико, но, не прожив в пустыне на южной границе страны и года, перебрался к границе северной и на некоторое время поселился в городе Вестпорт. Вестпорт находится в Орегоне, на той самой реке Колумбия, по которой плыли к океану Льюис и Кларк. В апреле 1838 года Саттер снова срывается с обжитого места, присоединяется к группе миссионеров и в октябре 1838 года вместе с ними прибывает в Форт Ванкувер. Тот самый Форт Ванкувер, в котором в августе 1828 года нашел защиту от индейцев отважный траппер-первопроходец Джедидайя Смит. Но и здесь Джон Саттер не отказался от кочевого образа жизни. 11 ноября он покидает Форт Ванкувер, и уже через месяц Саттер – на Гавайских островах. Острова, конечно, райские. Саттер некоторое время занимается в этом раю сельским хозяйством, но потом решает, что Калифорния лучше.

В жаркую Калифорнию Джон Саттер добирался через холодную Аляску. Дело в том, что в порту Гонолулу в то время стояло на якоре только одно подходящее судно, бриг «Клементина». Этот бриг зафрахтовали для перевозки грузов в русскую колонию на Аляске, Новый Архангельск (Ситку). Саттер нанимается сопровождать «русский груз». За это капитан согласен на обратном пути высадить его с попутчиками на калифорнийском берегу в микросокопическом городке Йерба Буэна (Yerba Buena). После путешествия на Аляску, Саттер высадился здесь 1 июля 1839 года. Как мы увидим, его последующая деятельность привела к тому, что всего через несколько лет на месте захолустного городишки вырос большой и богатый Сан-Франциско.

Калифорния (тогда еще принадлежавшая Мексике) оказалась для  Саттера, действительно, райским местом, где стоило, наконец, «пустить корни». В своих странствиях по американскому континенту Саттер выучил не только английский язык, Он знал еще испанский и французский. Это помогло ему обжиться в Мексике, и очень неплохо обжиться.  29 августа 1840 года Саттер  получает мексиканское гражданство. Теперь, как гражданин страны он мог покупать землю в Калифорнии. И уже через год Саттер – владелец большого поместья, которое в память о своей родине он назвал «Новой Гельвецией». Гельвеция – так по-латински называлась Швейцария.

В конце 1980-х годов в тогда еще Советский Союз завезли бразильский сериал «Рабыня Изаура», а вместе с ним слово «фазенда». «Новая Гельвеция» по существу была фазендой, крупным товарным сельскохозяйственным производством. Джон Саттер (вернее, теперь Хуан Зутеро) не только возглавлял это хозяйство. В его руках был еще и могучий административный ресурс. Его назначили алькальдом, то есть полновластным хозяином всего региона. Так сказать, председатель совхоза и секретарь райкома в одном лице. Не удивительно, что «Новая Гельвеция» процветала. Среди прочего, в декабре 1841 года Джон Саттер прикупил и то место, где размещалось русское поселение в Калифорнии, Форт-Росс.

Мексиканская власть была в этих краях не очень сильна. Франкофил Саттер не без оснований мечтал присоединить свое поместье к Франции. Над «Новой Гельвецией» реял французский флаг, и наряду с ним – лозунг французской революции, «Свобода, равенство, братство». Национальный состав работников «фазенды» был разнообразен: индейцы, креолы, белые американцы, даже канаки, обитатели Гавайских островов, которых завез сюда Саттер. Положение их было не рабское, благосостояние вполне завидное, а численность росла.  Хозяин надеялся, что через некоторое время «здесь будет город заложен», и назовут этот город, естественно, Саттервиль. Но все сложилось по-иному.

Плотник Джеймс Маршалл (James Wilson Marshall) (1810 - 1885) подрядился построить для Саттера лесопилку. Лесопилка должна была приводиться в действие водяным колесом. Подходящее место Дж.Маршалл отыскал в долине Колóма, километрах в 65 к северу от поместья Саттера. (Колóма – Колыма, удивительные иногда случаются сближения имен!)

В августе 1847 года строительство началось. В январе, когда лесопилка уже работала, Дж.Маршалл заметил, что канал, по которому отводится от водяного колеса отработавшая вода, маловат. Для того, чтобы этот канал углубить, Дж.Маршалл по ночам, когда лесопилка не работала, направлял сюда воду из ручья в обход водяного колеса. За ночь бурный поток, двигаясь по каналу, расширял его и углублял. По утрам Маршал приходил к ручью и контролировал результат работы сил природы.

Утром 24 января 1848 года Маршалл увидел на дне канала блестящие тяжелые кусочки. Это оказалось золото. Саттеру нечаянная находка была совсем «не в масть». Он прекрасно понимал, что запах золота – самый влекущий запах на свете. Сбежавшихся сюда на роковую находку людей ему не сдержать. «Новая Гельвеция» была обречена. С другой стороны, задержав известие об открытии,  Саттер попытался скупить как можно больше окрестных земель, чтобы потом, когда эти участки станут «золотоносными», с выгодой их распродать.

Но это шило слишком долго таить в мешке не удалось. В только что появившемся городе Сан-Франциско выходило несколько газет. Редактором одной из них, «California Star» («Калифорнийская звезда»), был  Сэмюэл Брэннан (Samuel Brannan) (1819 – 1889). Кроме того, он состоял главой немаленькой общины калифорнийских мармонов.

Кормила Брэннана не газета, а торговля. Один из его магазинов находился на территории Форта Саттера (Sutter's Fort). Сейчас на месте этого форта находится столица штата Калифорния, Сакраменто.

Итак, в марте 1848 года в магазин Брэннана в Форте Саттера пришел рабочий и спросил, не примет ли продавец в оплату за товары золотой песок. «Где ты его взял?» –  спросил Саттер. «Намыл тут неподалеку» – был ответ. Брэннан тут же съездил на лесопилку в Колому. Здесь работали несколько мормонов. Встретившись с Брэннаном, (который, если вспомним, возглавлял калифорнийское отделение церкви мормонов) единоверцы сказали, что полагающуюся своей церкви десятину хотели бы выплатить золотым песком, который намыли здесь, на Американской реке, в свободное от работы время.

Одна из легенд утверждает, что, вернувшись из Коломы, Сэм Брэннан прошелся по улицам Сан-Франциско, неся над головой стеклянный сосуд с золотым песком, и кричал: «Золото! Золото, найденное на Американской реке!»  Говорят, что хитрый Сэм Брэннан перед тем, как устроить эту демонстрацию,  скупил в городе и в ближайших окрестностях все ножи, кирки, топоры, лопаты, корыта и тазы. Одним словом все, что могло пригодиться будущим золотоискателям. Желающие отправиться на добычу золота приходили в его магазин, где покупали необходимые старательские инструменты по цене в 100 раз более высокой, чем обычно! За два с половиной месяца доход Брэннана составил 36 тысяч долларов. Свое Эльдорадо он отыскал, не выходя из собственной лавки!

Количество населения в Сан-Франциско резко уменьшилось. За три месяца 4 тысячи человек подались в золотоискатели. В городе не осталось ни одного сосуда, пригодного для промывки золотоносной породы. Все кастрюли, сковороды, противни, даже корыта, были увезены на золотые прииски. Старатели без устали долбили породу, просеивали ее и промывали в поисках крупиц драгоценного металла. За несколько лет в результате этих горных работ долина Американской реки углубилась на шесть метров.

Неугомонный Сэм Брэннан опубликовал сообщение о драгоценной находке в своей газете. «Калифорнийская звезда» расходилась не только среди мормонов Калифорнии. Ее читали и к востоку от реки Миссисипи. Так Сэм Брэннан вошел в историю, став первым журналистом, сообщившим миру о начале «золотой лихорадки» в Калифорнии.

Однако, Брэннан за славой не гнался. Свою долю он предпочитал взять деньгами, что уже продемонстрировал. Теперь, в расчете на приток новых золотоискателей, предвидя повышение цен на землю, Брэннан начал скупать земельные участки в Сан-Франциско. Многие злословили, что в этот бизнес он вкладывал не только личные средства, но также и собираемые им деньги мормонской общины.

В ноябре 1848 года губернатор Калифорнии Ричард Мэнсон отправил в Вашингтон груз золотого песка стоимостью в 3 тысячи долларов. 5 декабря этого же года президент США Дж.Полк официально объявил о том, что на Американской реке в Калифорнии найдены золотые месторождения. Фактически с этого сообщения началась «золотая лихорадка».



  
Copyright ©Mark Blau, 2010 - 2011 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Бесплатное продвижение сайтов по Яндекс тИЦ и Google PR